Вы тут:
Главная > Рецензии > Что не так с «Сенсацией»?

Что не так с «Сенсацией»?

В 2017-2018 хэштегом #MeToo полыхали заголовки, в 2019 обсуждения в медиасфере чуть утихли — движение все активнее начал рефлексировать кинематограф. Природу харассмента исследовали сериалы «Утреннее шоу» и «Самый громкий голос», документальные фильмы «Вайнштейн», «Разделяй и властвуй», первой заметной голливудской реакцией на #MeToo стала драма «Сенсация». Интересно, что во всех перечисленных категориях есть работы, посвященные одному и тому же человеку — генеральному директору Fox News Роджеру Айлсу. Медиамагнат свято верил, что короткая юбка и яркий макияж улучшают даже самые плохие новости, так что офис Fox News под его началом походил, скорее, на конкурс красоты, чем на редакцию. 

 

 

«Сенсация» реконструирует события 2016 года, когда Айлза обвинила в домогательствах одна из ведущих канала. Следом посыпались обвинения и от других сотрудниц. Вокруг главного консервативного медиа США разразился скандал. Это, впрочем, не помешало Айлзу попасть из редакции прямиком в предвыборный штаб Дональда Трампа, а Fox News остаться самой рейтинговой новостной телесетью США. 

Историю экранизировал Джей Роуч — режиссер неплохого  байопика об опальном голливудском сценаристе «Трамбо» и неоднозначных комедий вроде «Знакомства с Факерами». Вероятно, Роуч все еще в поисках своего стиля, поэтому пока что вдохновляется примерами коллег по цеху: визуально, например, «Сенсация» напоминает больше всего работы Адама Маккея («Игра на понижение», «Власть»). Роуч даже делит с ним сценариста и оператора. Стиль Маккея напоминают клиповый монтаж, интертитры, документальные вставки, драматичные наезды камеры. Последние, кстати, у Маккея гармонично вписываются в иронический контекст. В «Сенсации» же не до насмешек, так что этот операторский прием добавляет больше кичевости, чем драматизма.

 

 

Самую же злую шутку с «Сенсацией» сыграл пресловутый «Самый громкий голос», вышедший в том же году. Сериал основан на книге 2014 года «Самый громкий голос в комнате» журналиста Гэбриела Шермана и его публикациях в New York Magazine. Семь серий: именно столько понадобилось авторам, чтобы показать историю становления империи молчаливого согласия, построенной на харассменте и объективации. Роуч взялся рассказать последнюю главу истории, но результат на фоне «Голоса» кажется попыткой впихнуть невпихуемое. Неудачной.

 

 

Кто-то наверняка отметит нецелесообразность сравнения кино и сериала, но так уж вышло, что еще одно действительно мощное высказывание на тему #MeToo тоже имеет сериальную форму — речь, безусловно, об «Утреннем шоу». «Сенсации» откровенно не хватило в том числе и экранного времени, чтобы раскрыть хоть кого-то из героев. Из-за скомканности персонажей и посочувствовать им толком не удается. Роуч обходит практически все острые углы, оставив буквально одну душещипательную сцену — «кастинг» Марго Робби. Создатели «Самого громкого голоса» не гнушались деталей, но смогли при этом не пуститься во все эксплуатационные тяжкие (хотя от эпизодов домогательств порой натурально волосы вставали дыбом). О выходках Айлза в «Сенсации» зритель узнает по большей части из монологов героинь. Даже реальные свидетельствования экс-подчиненных идут в ход, да только толку от этого мало. 

 

 

Кто точно заслуживает похвалы, так это кастинг-директор, художник по костюмам и команда гримеров, забравшая за свою работу «Оскар». Шарлиз Терон, Николь Кидман и Джон Литгоу на экране выглядят супер убедительно во многом именно благодаря гриму. Терон просто неузнаваема, не менее впечатляет и обрюзглый Литгоу, хоть мы уже и видели его в похожей форме в «Короне» — там актеру прибавили лишнего веса для роли Черчилля. Интересно, что гример «Сенсации» Кадзухиро Цудзи гримировал другого Черчилля — Гэри Олдмена. И получил за «Темные времена» свой первый «Оскар».

 

Марго Робби единственная из заглавного ансамбля играет выдуманного персонажа. Ее Кайла — сама наивность и простота, эдакий агнец, ставший последней жертвой монстра. К Робби-актрисе вопросов ноль, но никак не отделаться от чувства, что персонаж ввели ради той самой сцены «кастинга» — фактические единственной, которая остается в голове еще хоть на какое-то время после просмотра. 

Вполне вероятно, что Джей Роуч взялся за «Сенсацию» не для того, чтобы хайпануть на растиражированной теме. Но уровень итогового продукта не дает режиссеру избежать подобных обвинений. Пока что история #MeToo на экране доказывает: недостаточно быть просто опытным кинематографистом, чтобы убедительно говорить на столь болезненные темы — нужно еще и быть женщиной.

 

Добавить комментарий

Top